Перспективы есть, нужно решать проблемы

13.12.2016
Текст: Константин ДЕМЧЕНКО, фото: Евгений ЛЕСНИЧЕНКО

Российский союз строителей сегодня является крупнейшим и наиболее авторитетным объединением работодателей в отрасли. В свое время Спецстрой России стоял у истоков создания этой организации. О том, как складывается положение дел в строительном комплексе страны, о существующих проблемах и перспективах мы побеседовали с первым вице-президентом РСС Григорием Веретельниковым. 

— Российский союз строителей ныне не только крупнейшее межотраслевое объединение, но еще и одно из старейших в современной России. В 2015 году мы отметили четверть века с момента своего образования. Если говорить об истории, то в ноябре 1990-го Спецстрой России оказал большую помощь в создании РСС, вошел в число его учредителей. В тот период вся страна переживала тяжелый кризис. Многие руководители предприятий, как работодатели, понимали: чтобы избежать коллапса, необходимо объединяться. Создавались различные отраслевые союзы. Но до настоящего момента сохранились немногие. Помимо РСС мне на память приходят только Российский союз промышленников и предпринимателей, да еще Торгово-промышленная палата. Остальные прекратили свою деятельность по экономическим причинам, либо самораспустились. 

— Одна из задач Союза — активное взаимодействие с органами государственной власти для обсуждения проблем, совершенствования нормативно-правовой базы, регулирующей деятельность строительного комплекса… 
— В структуре РСС создано 27 профильных комитетов, которые возглавляют авторитетные профессионалы нашей отрасли. Это позволяет нам готовить собственные предложения, участвовать в законотворческой работе, доносить свои идеи до Правительства и членов обеих палат Законодательного собрания России. В недавно избранной Государственной Думе я лично принимал участие, по сути, в первом заседании Комитета по транспорту и строительству. Его возглавляет Евгений Москвичев — опытный депутат, который работает уже второй срок, а прежде был замминистра транспорта. Он внимательно прислушивался к тем проблемам, о которых шла речь. Надеюсь, что и выводы соответствующие будут сделаны. 

— О чем шел разговор и какие именно проблемы, на ваш взгляд, сегодня наиболее остро стоят перед строительным комплексом? 
— Например, говорили о деятельности саморегулируемых организаций, которая вызывает массу нареканий и, на взгляд многих профессионалов, требует внесения соответствующих поправок в законодательство. Но лично я говорил о другой проблеме, которая волнует абсолютное большинство строителей. Называется она «неплатежи». Они распространились не только на объекты, которые возводятся на средства различного уровня бюджетов, но и частные заказчики начали этим грешить. Лет десять назад крылатым стало выражение одного крупного чиновника: «За деньги и дурак построит». Но сказано это тогда было в определенной ситуации, а сейчас превращается в широко распространенную практику. Это чувствуется даже в Москве, всегда считавшейся финансово благополучной. Столичный стройкомплекс — это 6,5 тысячи организаций. И многие в связи с неплатежами оказались в сложном положении. Что уж тут говорить о других регионах?! 
Губернаторы говорят таким образом: вы строите, а мы потом рассчитаемся. А на что строить? Кредит взять можно только подо что-то. Если ты вчера в банке взял, сегодня, завтра и закладывать будет уже нечего. Кроме того, необходимо зарплату вовремя платить, иначе через три месяца придет прокуратура, налоги — инспекция выставит твой счет на инкассо. Да и сами кредиты нужно возвращать с процентами… 

— Под какой процент сегодня кредитуются строительные организации? 
— Есть разные виды кредитования и разные структуры, которые этим занимаются. Если говорить о жилищном строительстве, то ставка по ипотечным кредитам определена правительством в размере 12,5 % годовых. Но лично я не знаю примеров, чтобы это выполнялось. Все руководители строительных организаций, с которыми мы имеем дело, утверждают, что реально ипотеку дают под 15,4 % — не меньше. А если говорить о коммерческих кредитах, в том же Сбербанке нет ставок ниже 18 % годовых. 

— То есть в реальной себестоимости строительства пятая часть и более приходится на долю вынужденных кредитов, которые приходится брать в банках? 
— Да, по сути в лучшем случае получается 19 %, поскольку банк еще закладывает платежи за обслуживание кредита. Это очень похоже на грабеж. И уж во всяком случае не стимулирует отрасль к развитию. Особенно тяжело приходится субподрядным организациям: строительно-монтажным предприятиям, производителям стройматериалов, проектировщикам, изыскателям и архитекторам. Связать их воедино застройщику — это не только деньги, но еще и время. Точно так же, чтобы получить необходимые согласования и разрешения, тоже нужно платить. По жилью — 214-ФЗ «О долевом строительстве» не позволяет собирать деньги с покупателей до тех пор, пока не началось реальное строительство. Чтобы запустить процесс, застройщикам необходимы оборотные средства. Поэтому нарастающие неплатежи больно бьют по всей отрасли. В меньшей степени, возможно, это относится к наиболее крупным компаниям, которые не доводят себя до состояния, когда на счетах ноль, а нужно организовывать строительство. Но и им становится все тяжелее. 

— В Госдуме, где вы выступали, понимают глубину этой проблемы? 
— Надеюсь, нам удалось донести свою обеспокоенность и рассчитываем на поддержку депутатов. Как и в вопросе с аппетитами монополистов. Например, по энергетике. В Москве стоимость подключения мощности составляет не менее 75 тысяч рублей за каждый киловатт. А в Тюмени он обходится впятеро дешевле. При том что себестоимость выработки электроэнергии отличается не сильно. Во многом цена строительства растет как раз потому, что организации-монополисты взвинчивают свои тарифы фактически бесконтрольно. Функции регулятора могло бы взять на себя государство, но на сегодняшний день оно этого не делает. 
Хочу подчеркнуть, что сегодня в нашей стране сформировался мощный строительный комплекс. Это 203 тысячи стройорганизаций, практически 5 миллионов работников. По объемам выполнения работ достигли уровня РСФСР конца 1980-х гг. Во всяком случае, в части касающейся возведения жилья. Фактически в год сдается 80 млн кв. м жилых площадей. И такие объемы наши строители готовы выполнять самостоятельно, без привлечения иностранной рабочей силы: сербов, турок, молдаван и других. При этом они еще и задействованы где-то на 60 %, то есть имеется резерв для дополнительного роста. 
Однако существующие негативные факторы приводят к парадоксу: в стране кризис, покупательная способность падает, а стоимость строительства, напротив, растет. Можно обвинять в этом, конечно, самих строителей, но они объективно вынуждены повышать цену готовых квадратных метров. 

— Свидетельствует ли это о том, что строительная отрасль все-таки и сама оказалась в кризисе? 
— Мы когда-то в СССР все учили Карла Маркса, хотя теперь о нем и позабыли. А он говорил, что цикличность развития производства обусловливает повторение кризисов. Поэтому кризисные ситуации имеют объективный характер, вся проблема в том, как их преодолевать. В 2008–2009 годах тоже был кризис, но такие проблемы перед отраслью так остро не стояли. Негатив, связанный с нарастанием неплатежей, усилился в последние три года. В 2015-м обанкротилось четыре сотни компаний. А сколько в этом печальном состоянии находится теперь! 

— Одновременно, согласно различным отчетам и аналитическим запискам, сокращается производство базовых стройматериалов, закупки спецтехники… 
— Не скажу, что это столь уж яркая тенденция. По технологии миллион квадратных метров жилья требуют использования миллиона тонн цемента. 2015 год оказался самым ударным: было сдано 85,3 млн кв. м жилья, а цемента произведено российскими предприятиями 67 млн т. Мы ведем свой мониторинг, и ни по одной из 18 позиций не заметили пока снижения производства стройматериалов более чем на 11 %. Думаю, запас прочности еще есть. Хотя присутствует и определенная тревога. 
Я часто привожу в пример жилищное строительство, поскольку эта тема мне чуть ближе. Но можно сказать и об инфраструктурных проектах. Космодром Восточный, который возводит Спецстрой, Керченский мост, подготовка к чемпионату мира по футболу 2018 года… Ведутся крупнейшие стройки. Однако если заглянуть вглубь, можно заметить, что из запланированных к вводу на 2016 год 2,5 тысяч объектов, которые финансируются из бюджета, еще в середине ноября полностью готовы были только 317. Многие, скорее всего, станут переходными, а это уже риск, что будет долгострой. В свою очередь, долгострой — это опять-таки дополнительные финансовые затраты, которые ложатся на плечи строителей. 
 К сожалению, проблем немало, но главная причина, их порождающая, на мой взгляд, — это все-таки дефицит оборотных средств, который связан с неплатежами и невозможностью кредитоваться по разумным ставкам. 

— Какое место сегодня занимает Спецстрой России в строительном комплексе страны? 
— В свое время я работал в Департаменте строительных программ Госстроя России, поэтому с деятельностью Спецстроя знаком не понаслышке. И уверен, что государству необходима такая организация, которой были бы по плечу проекты любого уровня сложности. Тот же Восточный — Спецстрой является генподрядчиком строительства космодрома, и это правильно. Однако даже такую организацию не могли обойти стороной наши общие проблемы. Точно так же слышал, как руководители территориальных главков жалуются на то, что у них нет денег. Есть объемы, огромное количество задач, а денег нет! 

— Думаете, причины общие? 
— Я являюсь постоянным членом Российской трехсторонней комиссии по социально-трудовым отношениям от РСС. От работодателей, кстати, в нее входит также президент РСПП Александр Шохин. На этой комиссии обсуждался федеральный бюджет, который по доходам приняли в размере 14,3 трлн рублей, а по расходам — 16 трлн рублей. Дефицит средств заложен сразу — денег государству не хватает. 
А говоря о Спецстрое России, я бы обратил внимание еще и на такую деталь, как внедрение новейших технологий строительства. Дело в том, что сегодня у нас около 40 % объектов финансируются частными инвестициями. И тот, кто платит, как правило, диктует свои условия. Ему, например, выгоднее строить монолит, или даже сборный железобетон, поскольку его супруга или деловой партнер владеют домостроительным комбинатом — им надо сбывать свою продукцию. 
Не стану давать оценки такой практике, просто обозначаю причинно-следственную связь. Спецстрой же еще во времена СССР возводил такие сложные сооружения, которые двигали вперед и инженерную мысль, и технологии, и стройиндустрию. Вот и сегодня, если кому-то и заниматься изучением и внедрением новых технологий, материалов, прежде всего такая работа должна вестись в Спецстрое России. 

— В ситуации со строительством за счет бюджетных средств большие споры вызывает существующая контрактная система. В том смысле, что разработанные процедуры не защищают от победы в торгах недобросовестных подрядчиков. Насколько актуальна такая проблема на ваш собственный взгляд? 
— Это действительно интересный вопрос. Скажу так, что являюсь сторонником расширения допуска к закупочным процедурам коммерческих организаций, но говорил бы не об аукционах, а о так называемых строительных торгах. Ведь далеко не одна только цена является определяющим фактором, для заказчика крайне важны также качество выполнения и сроки строительства. 
Наш Союз очень дружен с коллегами из Главного немецкого союза строительной промышленности. Мы внимательно изучали их опыт. В Германии практика определения победителя в процедурах закупок такова: 60 % —цена, 40 % — технологический статус подрядчика. В этот параметр включается не просто общестроительный опыт, а именно участие в реализации аналогичных проектов. Заказчик хочет мост, и я должен ему доказать, что у меня есть навыки и портфолио именно такого строительства. Это становится гарантией, что работа будет сделана. Кроме того, необходим опыт строительства не менее пяти лет, наличие в организации не менее пяти инженеров с соответствующими аттестатами качества. Подрядчик должен подтвердить наличие оборудования, предусмотренного проектом, вплоть до гарантий завода, на котором оно будет изготавливаться, и номеров самих конструкций. Все это потом влияет на качество исполнения работ. 
Наша контрактная система этого, увы, не предусматривает. Хотя мы подготовили соответствующий законопроект о подрядных торгах в строительстве и направляли его в Государственную Думу через Минстрой. Это было еще в предыдущем созыве депутатского корпуса. И на тот момент председатель комитета Госдумы по земельным отношениям и строительству Алексей Русских отнесся к нашим предложениям с одобрением. Но в итоге наш закон не прошел. Впрочем, контакты с законодателями продолжаются и, возможно, к нашим идеям все-таки прислушаются. 

— У нас с вами получилась предновогодняя, но совсем не праздничная беседа. Насколько глубок все-таки кризис, обрушившийся на отрасль, и какие перспективы его преодоления? 
— Мы говорим с вами слово «кризис», но ведь не кричим: «Караул!» Вспомните 1990–1993 годы, когда по всей стране в год сдавалось всего 25 млн кв. м жилья. Спасти отрасль от коллапса помогло в том числе и то, что семь министерств и ведомств, включая Спецстрой России, объединились, чтобы учредить Российский союз строителей. Наше общественное объединение было создано, чтобы помогать государству решать проблемы и сохранить отечественный стройкомплекс. Сегодня мы видим, что он не просто сохранился, но демонстрирует достаточно большие объемы и хорошие результаты. Строители в состоянии выполнить все задачи, которые перед ними стоят. Нам надо продолжать свою работу: влиять на сокращение административных барьеров, решать проблему неплатежей, сложности получения и высоких ставок банковского кредитования. Напомню, что состоявшийся в мае 2016 года Госсовет был специально посвящен вопросам строительства. Пока выработанные на нем решения еще не успели сыграть свою роль, но так сразу этого и трудно было ожидать. Во всяком случае, государство твердо заинтересовано в дальнейшем развитии отрасли, поэтому можно верить, что с трудностями удастся справиться. 
Хочу также пожелать, чтобы хорошие деловые контакты, которые сложились между Спецстроем России и Российским союзом строителей, продолжали развиваться. А ваша организация сохранила свой высокий авторитет, заработанный десятилетиями самоотверженной работы по исполнению самых сложных и важных для нашей страны проектов. 



элжур_веретельников.jpg
Григорий Константинович ВЕРЕТЕЛЬНИКОВ 
Первый вице-президент Российского союза строителей, генерал-лейтенант, профессор Московского архитектурно-строительного института. Основное направление научно-практической деятельности — экономическая безопасность в строительном комплексе России. 
Награжден орденами «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» III степени, Красной Звезды, Почета, Дружбы народов. Заслуженный строитель Республики Марий-Эл, Почетный строитель России и г. Москвы. 


Российский союз строителей — крупнейшая общественная организация, включающая 82 окружных, межрегиональных и региональных союза, в том числе 260 коллективных членов, объединяющих более 41 000 строительных организаций, предприятий стройиндустрии, институтов в 80 субъектах Российской Федерации. 
РСС активно взаимодействует с другими общественными структурами, в первую очередь с национальными объединениями саморегулируемых организаций. Это совместная выработка мнений в рамках Министерства строительства и ЖКХ России, Общественной палаты, РСПП, ТПП и Российской трехсторонней комиссии в правительстве Российской Федерации со стороны работодателей.