Музей Спецстроя: история и виртуальная реальность

12.10.2016
Ольга ЖЕЛАНОВА, фото: Сергей КУРЗИН

Музей Федерального агентства специального строительства получил представительство в интернет-пространстве. В год 65-летия организации возможность совершить экскурсию по прежде «режимному объекту» появилась у широкой аудитории всемирной сети. Премьера web-версии стала поводом для разговора с многолетним хранителем музея, заместителем председателя Совета межрегиональной общественной организации «Ветераны специального строительства», полковником в отставке Виталием Морозовым. 

— Презентация интерактивной версии музея Спецстроя России состоялась на форуме «Армия-2016», теперь доступ к ней открыт на сайте museum.spetsstroy.ru, куда также можно попасть с официального сайта Федерального агентства. Виталий Васильевич, расскажите, как создавалась экспозиция по истории ведомства, долгие десятилетия считавшегося абсолютно секретным? 
— Спецстрой России, а во времена Советского Союза – Главспецстрой при Минмонтажспецстрое СССР, с 1953-го по1998-й размещался на Ордынке, 22. В 1980-х гг. там было выделено помещение для комнаты трудовой славы. На стендах разместили информацию о выдающихся людях и некоторых военно-строительных управлениях (ВСУ). Материалы собирали со всех наших предприятий. Когда Спецстрой переезжал на свой нынешний адрес: улицу Болотниковскую, 4 В, часть экспонатов с Ордынки забрали с собой. 
А решение о создании уже полноценного музея было принято после 50-летия Спецстроя России в 2001 году. В дни юбилея директор Федерального агентства специального строительства Николай Аброськин встретился с ветеранами, выслушал их мнение и дал соответствующее распоряжение. Было выделено помещение площадью 200 кв. м., приказом организован общественный совет. 
На совете мы обсудили и утвердили разработанный эскиз музея в трех проекциях, началась кропотливая работа по сбору экспонатов. Ведущую роль в ней играли сотрудники Управления по связям со СМИ и общественностью Валерий Буканович и Степан Сочнев. Были направлены письма во все военно-строительные управления с просьбой помочь. 
Материал собирался по крупицам. В первое время писылали много кубков и переходящих знамен. Но среди артефактов попадались и оригинальные: например, монтажный лом, который один из наиболее уважаемых начальников Главспецстроя Николай Золотаревский привез с Верхнесалдинской стройки в Свердловской области. Таким инструментом военные строители вгрызались в уральские скалы. Очевидцы рассказывали, как на одном из совещаний Николай Иванович показывал этот лом и говорил: «Вот как плохо мы работаем в Верхней Салде!» Возмущался по поводу отсутствия на стройке необходимых средств малой механизации. 

— Как быстро продвигались работы по созданию экспозиции? 
— Помещение, которое выделили нам под музей, было «холодным» - отопление еще только подводили. Температура зимой внутри опускалась до 13 градусов. В помощь нам организовали бригаду из молодых офицеров. Дело пошло быстрее. Но когда мы формировали стенды, руки очень мерзли, поэтому и потери, наверное, были неизбежны... Так, например, ребята уронили колбу с сургутской нефтью и залили светлый пол, который потом долго отмывали. Также был утрачен один из хрустальных погонов, подаренных Николаю Аброськину по случаю присвоения ему звания генерал армии. 
 Музей был торжественно открыт 30 марта 2004 года. Приурочили событие к дню рождения Спецстроя России. 

— Как вы стали хранителем музея? 
— Накануне открытия экспозиции встал вопрос: кто же будет отвечать за музей? Поскольку я не только участвовал в формировании фонда, но и бывал практически на всех стройках в европейской части России в командировках, выбрали меня. Даже шутка такая появилась, что, мол, у нас в центральном аппарате три директора: директор агентства, директор музея и директор запасного командного пункта. Сослуживцы называли меня директор №2. Уже позже появилась почетная должность «хранитель», которую я с большим уважением перед историей Спецстроя России занимаю. 

 — Коллекция музея со временем пополняется? 
— Например, подарками – постоянно. Их вручают Спецстрою России к каждому очередному юбилею организации. Все они учтены и находятся в музейном фонде¸ а часть из них — в запасниках. В связи с тем, что подарков было очень много, мы решили часть из них разместить в выставочных витринах галереи генералов — в переходе между зданиями агентства на улицах Болотниковской и Фруктовой. Эта экспозиция на первом этаже очень хорошо вписалась в интерьер. Благодаря ей, можно прикоснуться к истории, даже не поднимаясь в музей, просто пройдясь по коридорам нашего здания. Но пополняется музей и другого рода экспонатами. Буквально в последние дни отреставрировали финский штык-нож, найденный сотрудниками нашего Северо-Западного главка на месте строительства там, где в 1941-44 гг. шли ожесточенные бои. Он тоже займет свое место на стенде, связанном с памятью о Великой Отечественной войне. 

— В музее представлено много личных вещей руководителей и выдающихся сотрудников ведомства? 
— Про каждый такой экспонат можно целую историю рассказать. В основном, они передавались в дар нашему музею от родственников. Мы очень признательны семье Михаила Мальцева, первого руководителя нашей организации. Часть личных вещей генерала они передали в музей обороны Сталинграда, а часть – нам. Отрадно, что дочки Михаила Митрофановича хранят память об отце. Вот и 100-летие этого выдающегося руководителя мы отмечали в нашем музее Спецстроя России. 
Мундир генерала Золотаревского также передала его семья. А вот награды пришлось собирать с миру по нитке. Здесь нам помогли хранители спецстроевских музеев и коллекционеры из числа сотрудников ведомства. Китель и ордена Валерия Мартынова – дар родственников генерал-полковника. Должен отметить, что когда мы оформляли стенды, посвященные руководителям ведомства, обращались за консультацией к сотрудникам Музея истории военной формы одежды и Музея пограничных войск. Их помощь оказалась очень ценной. 

— Какой из экспонатов сложнее всего было получить? 
— Труднее всего нам досталась одна фуражка. Долгое время форма военных строителей 1970-80-х была представлена без головного убора. Мы искали эту фуражку в Москве по всем магазинам и частным коллекциям. Тщетно. И вот, наконец, нам удалось обнаружить ее в Воронеже. Друг нашего музея смог ее выкупить и передал нам. Месяц назад она заняла свое место на стенде, придав ему законченный вид. 

— А какой – считаете самым ценным? 
— Каску нашего строителя Владимира Самченко, возводившего космодром Восточный. Она подписана лично Владимиром Путиным сразу после успешного первого запуска ракеты в апреле 2016 года. На мой взгляд, этот экспонат говорит о высокой оценке труда наших работников и в целом предприятия главой государства. Далеко не каждому Президент страны подарит такой автограф! 

- В музее есть книга отзывов почетных гостей. 
- И свои автографы в ней оставили многие известные люди в нашей стране. Правда, не все наши гости, по разным причинам, успели в ней расписаться. Вот в марте у нас был заместитель председателя правительства Российской Федерации Дмитрий Рогозин. Внимательно знакомился с экспозицией. Особенно его заинтересовал стенд Военно-технического университета, который входил в состав Спецстроя России, но в 2012 году был передан Министерству обороны. Дмитрий Олегович спросил: как сегодня идет формирование штата инженерно-технических работников? Видно было, что его волнуют перспективы развития Спецстроя России. Но, в самом конце экскурсии, его отвлекли по какому-то делу, и расписаться в нашей книге он не успел. 

— Планируете ли вы расширять экспозицию в дальнейшем? 
— Часть из имеющихся экспонатов пока хранится в запасниках. Так, что потенциал для роста есть, и мы его постепенно реализуем. Тем более, что в канун 65-летия ведомства у нас появились новые перспективы. Мы провели реконструкцию музею, обновили экспозицию и существенно расширили его возможности. Из трех его залов, центральный превратили в мультимедийную зону. Благодаря использованию современных технологий теперь здесь демонстрируются фильмы, видео материалы, интерактивные презентации, рассказывающие об исторических событиях и сегодняшнем дне Спецстроя России. 
Вместе с тем сотрудниками пресс-службы была проделана большая работа по оцифровке существующей экспозиции, что позволило теперь открыть наш музей и в сети интернет. Это большой шаг по сохранению истории организации. Ведь организация вплоть до 1990-х гг. была абсолютно закрытой – возводила сверхсекретные объекты стратегического назначения. Да и нынешний музей находится на режимной территории. А возможности интернета обеспечивают доступ к его экспонатам для любого желающего. Надеюсь, что люди, которые интересуются историей строительной отрасли и развития военно-промышленного комплекса нашей страны, теперь смогут узнать много нового для себя по этой теме. 

- За время существования музея появились ли какие-то традиции, с ним связанные? 
- Прежде ни одно ведомственное совещание, на которое собирались работники из разных регионов страны, не начиналось без посещения музея. Сюда приводили курсантов, чтобы они могли прикоснуться к истории. Только здесь они могли в полной мере понять роль и значение организации, с которой хотели связать свою судьбу. Проводили для них экскурсии и групповые занятия, а они, без преувеличения, слушали, открыв рты. Мы планируем восстановить эту традицию. Чтобы каждый новый сотрудник обязательно приходил в музей, и именно здесь проходило его символическое посвящение в спецстроевцы.



Виталий Морозов
ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Виталий Васильевич МОРОЗОВ
Полковник в отставке.
Заместитель председателя Совета межрегиональной общественной организации «Ветераны специального строительства». Хранитель музея Федерального агентства специального строительства.
В центральном аппарате Главспецстроя с 1983 года. Выслуга военной и государственной службы — 45 лет.
Награжден памятной медалью «Патриот России», нагрудными знаками «Отличник Спецстроя России», «Ветеран Спецстроя России», «Почетный ветеран г. Москвы».